40 лет воронежскому клубу авторской песни

30.05.2016

Барды1

В  любые времена, при любой  общественной системе, обязательно были, есть и будут люди, эту самую систему по разным причинам не приемлющие. И советский строй исключением не стал, несмотря на совместные титанические усилия тогдашнего партгосаппарата и «политпросвета». Упорно не желал тогдашний обычный человек становиться одинаковым «глянцево-коммунистическим».

Некоторые боролись с  административной системой открыто-выходили на демонстрации, издавали  и распространяли запрещённую литературу, писали и подписывали письма и петиции, пытались связаться с мировым правозащитным движением или вовсе бежать из Союза-попадая в итоге в тюрьмы и психушки. Менее решительные слушали «голоса», «гнали брак» на рабочих местах, рассказывали анекдоты или попросту тихо спивались. Таких  система тоже «давила», но «тихой сапой»: выгоняла или (чаще) «выдавливала» из науки, исскуства и вообще с любимой работы, не давала жилья, не давала печататься-«защищаться», лишала возможности выступлений, и пр. А мало-мальски имеющие мозги люди (таких было подавляющее большинство) понимали всю бесполезность как открытой борьбы с системой, так и иммиграции «туда». Посему вынуждены были научиться относительно комфортно существовать в условиях тогдашнего строя. Но при этом упорно искали «отдушины», жадно ловя каждый доступный глоток «свежего воздуха» ….

Тому, кто не жил в те годы, трудно понять, как это было — «не запрещённо циркулярно, но и не разрешённо вполне» (А.П.Чехов). «Отдушины» искали и находили всюду, во всех сферах, пользуясь тем, что в те годы (60-е и далее) у государства уже не было ни сил, ни возможностей запрещать и давить всё, всех и вся, как в 30-40-е годы. На диссидентов репрессивных сил ещё хватало, а остальных без серьёзных оснований просто не трогали. Тем более, «самый передовой в мире общественный строй» отставал в своём экономическом развитии от цивилизованного мира с годами всё больше и больше. При этом самом строе страна почему-то не могла произвести ни современной электроники (о «мобильниках» и компьютерах знали в основном по рассказам специалистов и картинкам в глянцевых зарубежных журналах), ни точных станков и пр. оборудования, ни надёжной сельхозтехники. Ни даже вырастить в достаточном количестве зерна и мяса (очереди за колбасой тех лет помнит любой россиянин старше 45 лет!). Всё вышеперечисленное приходилось закупать за рубежом, низко кланяясь при этом «проклятым империалистам». Тем более, помогать людоедскому режиму «Верхней Вольты с ядерными ракетами» (в точку попала тогдашний премьер Англии М.Тэтчер!), и тем самым усиливать его, желанием никто в мире не горел.

И режим вынужден был приспосабливаться к международной обстановке, пытаясь делать «человеческое лицо» (а то вдруг зерна-мяса  не продадут!) – соответственно, открывая всё новые и новые отдушины. «Чем бы дитя не тешилось, лишь бы на митинги не выходило!». И одной из таких сфер стало самодеятельное песенное творчество. Людям просто надоел «официоз» хотя бы потому, что его навязывали «сверху», не оставляя выбора. Надоело слушать звон. Надоели глянцевые улыбки из  2-х (!) тогдашних телеканалов. «Профессор» (интересно, каких наук?) Кобзон и «вечно молодой» Лещенко, Пугачёва с Ротару и Гурченко… Морковка-вещь полезная, но попробуйте «посидеть» на одной морковке месяц — два! Обязательно захочется чего-то иного… .

Таких «самих себе авторов и композиторов» и вообще в Союзе, и в нашем городе, было в те годы немало, и их объединение было лишь вопросом времени. В Москве число Клубов Самодеятельной Песни (КСП) было аж 116(!).

История самодеятельной песни в нашем городе началась 16-го сентября 1976-го года, когда во Дворце культуры завода «Коминтерна», в одной из комнат собрались 6 (или 7) молодых людей разных профессий (возрастом чуть за двадцать), объединённых общим увлечением. Практически все без музыкального образования (поэзия была сначала, музыка пришла к ней чуть позже). Имя «отца-основателя» первого Клуба Самодеятельной песни в нашем городе история, увы, не сохранила. Их было, видимо, двое — Анатолий Глыбин и Анатолий Костин. Состав Клуба время от времени менялся. Одни приходили, другие уходили по разным причинам. О.Орлова, В.Буцаев, С.Боев, Н.Соболева, Б.Мещеряков, Е.Сапунов, А.Глыбин, Л.Крячко, А.Артемьев, Е.Никольский, И.Ногайцев, В.Паршин, и др. — каждый из них «положил свой кирпич в основание»… .

Чистое золото настоящего творчества выплавлялось постепенно… . Клуб жил. Формально под эгидой комсомола. Не следует забывать, что в тогдашнем комсомоле было немало умных и думающих о будущем людей, знающих многое, помимо трудов вождей и «Краткого курса истории ВКП(б)», прекрасно видевших замшелость и растущую оторванность от реальной жизни и здравого смысла всей тогдашней системы. Эти люди расшатывали систему «изнутри» специально (редко), и сами того не желая (куда чаще). Плюс, комсомолу тоже надо было отчитываться о реальной общественной работе (за это строго спрашивали «сверху»), а не только о сборе членских взносов. Так что сотрудничество с самодеятельными сообществами оказывалось взаимовыгодным и в высшей степени полезным для обеих сторон… . Мало того, люди умудрялись «перехитрить» систему с её же помощью и заставляли её (систему) работать на благо дела (есть такой изобретательский приём: «обрати вред в пользу». Вибрация разрушает здания и механизмы, но одновременно успешно забивает сваи и трамбует бетон).

Собирались во Дворце раз в неделю, по средам. Пели свои песни, читали стихи, обсуждали текущие дела. Но  «в себе» вовсе не замыкались, ездили на бардовские фестивали (тогда их было, к слову, меньше, чем сейчас), и не только зрителями, сами проводили конкурсы исполнителей и выезжали на конкурсы в другие регионы (к примеру: конкурс «Серебрянный Стык» на БАМе в 1985-м году), «давали» концерты (в т.ч. выездные по колхозам, в детских лагерях, на предприятиях, в воинских частях), собиравшие полные залы.

Немного статистики: зал Дворца Культуры завода «Коминтерна» вмещает 500 чел., и он во время клубных концертов был обычно заполнен полностью(!), билеты стоили по 50 копеек (данные 1991 года). Отмечали свои юбилеи. Тридцатилетний юбилей Клуба праздновался в 2006-м году в тогдашнем Доме Офицеров. И всё это — в своё личное время, успевая в промежутках делать свои дела и зарабатывать себе на жизнь, ни копейки не имея со своего увлечения.

Клубу случалось менять свою «прописку». С 1986-го года стали собираться в тогдашнем «Облсютуре» на ул. 9 Января (ныне Центр Патриотического воспитания детей), а чуть позже в распоряжение Клуба предоставили квартиру в Северном районе — настоящее чудо по тем временам, да и по сегодняшним — много ли квартир получают в пользование от государства общественные объединения?

В 1988-м году Клуб распался, но, как Феникс, возродился в блеске снова.

Шестидесятые — восьмидесятые годы были «золотым веком» самодеятельного песенного творчества. Именно в этот период творили В.Высоцкий и Ю.Визбор, Е.Клячкин и Б.Вахнюк, Б.Окуджава и А.Галич, супруги Никитины и А.Суханов, Э.Белоцерковский и В.Берковский, и другие -имя им легион! Пели (и как пели!) не только про «костры и палатки» — вопреки распространённому мнению, именно туризм пришёл к самодеятельной песне, а не наоборот. Парадокс тогдашнего времени: общедоступных массовых коммуникаций практически нет (никаких тебе Интернетов, айфонов, обычный кассетный магнитофон редкостью был! По другим городам в библиотеки мотались, бардов почти никогда не приглашают ни на радио, ни на телеэкран, ни даже на большие «официальные» концерты, а их песни знала наизусть и пела вся страна! И ничего поделать с этим тогдашние «верхи» не могли… .

Пришло новое время. С одной стороны, самодеятельное творчество вроде бы расцвело – если судить по количеству слётов, фестивалей, публикаций в Интернете. К слову сказать, бардовских клубов в нашем городе сейчас, это: «Парус Надежды», «Вега» и «Аккорд». А новых, хороших песен, которые поют везде — раз, два и обчёлся!. По схожему поводу ещё В.Маяковский на закате жизни грустно заметил:

«Хорошо у нас, в стране советов,

Можно жить, работать можно дружно.

Только вот поэтов, к сожаленью, нету,

Но, быть может, это и не нужно?»

Мне, к примеру, нравится Ф.Киркоров — и как артист, и как певец, но после исполнения им песни «зайка моя, я твой пальчик, крыска моя — я твой мальчик», лично во мне что-то перевернулось… . Спел бы он такое в те годы -просто высмеяли бы! И на сцену больше вряд ли бы выпустили… . Тогдашний песенный «брак» (а он всегда был!) тихо исчезал из поля зрения без всякой цензуры и репрессий сверху! Просто товарищи говорили автору: «Это малость не то…», или «Старик, ты не «тянешь»…», или «Друг! Это не твоё!..». И незадачливый «создатель» дорабатывал своё творение или просто тихо замолкал и не лез больше на глаза и на сцену — стеснялся просто. Никакого влияния на творчество не имели ни деньги, ни знакомства, ни даже злободневность затрагиваемых тем. В этом-то и секрет тогдашнего творческого успеха! А посмотрите вокруг сейчас, послушайте, что поют даже на фестивалях КСП (того же Д.А.Маклякова — «Вышел ёжик…», ищите: www.bard.ru — хоть посмеётесь).

Почему при огромном конкурсе на места тех же теледикторов, изобилии всяких Школ и Академий телевидения, мы видим на экранах ведущих с «кашей во рту»? Таких в советское время и близко бы к микрофону не подпустили! Чтобы любым делом руководил неспециалист — в советское время было исключением, а сейчас — правило! «Были бы деньги…» Так шедевр по заказу за определённую сумму не создашь, талант не диплом — его не купишь! Кстати, диплом «барда» в России теперь тоже можно получить, пройдя обучение в некоем заведении (интересно, чему там учат, трем аккордам?). Потому и догоняем сейчас Африку вместо Америки!

«В стране обязательно что-то изменится, тогда и песни будут другими», говорят ныне уже престарелые, но не забытые (их поют!) тогдашние барды.

С юбилеем, господа! С сорокалетием КСП! Ещё не старый возраст… Ещё споём! Анатолию Глыбину особое спасибо, что редкие материалы сохранил и для статьи предоставил.

Максим Сучков

Добавить комментарий

Календарь

<< Ноя 2017 >>
ПВСЧПСВ
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3