Однажды в Америке. Автор Борис Иванов

21.02.2015

Встреча первая
В 1997 году я с товарищем – новосибирцем Володей Лысенко – совершал автопутешествие на старенькой, купленной по случаю «Вольво» через все Америки от Аляски до Буэнос-Айреса. На Канаду и США у нас были спонсоры – два бизнесмена, любителя «дикого» отдыха. Мы их везли, а они оплачивали бензин, мотели, пропитание.
В Финиксе, штат Аризона, пятидневная остановка. Бизнесмен Андрей захотел прокатиться по реке Колорадо на рафте – так называется американский плот. Лысенко отправился его сопровождать. А второй бизнесмен Вова – так всегда представлялся при знакомствах этот сорокалетний мужик – изъявил желание побывать в Голливуде. От Финикса до Лос-Анджелеса 600 километров, для Америки не расстояние. Поехали.
У пункту назначения подъезжали уже в темноте; как только увидели светящиеся буквы «Motel», тут же завернули к ним. Наутро купили карту города, стали разбираться, где тут Голливуд находится и как к нему проехать. Первая неожиданность – нет на карте Голливуда! Как же так, весь мир знает Голливуд, а на карте его нет?! Ну, америкосы,
— 9 —
видать, полагают, что Голливуд и без карт все должны знать! У служащих мотеля выяснили, что место, где происходят голливудские чудеса и куда стремятся толпы посетителей, называется «Юниверсал студиос». А студии эти на карте были обозначены.
Едем, ищем. Вова за штурмана – следит, где мы находимся, предупреждает о предстоящих перестроениях и поворотах (заметьте, ни о каких ДжиПиЭс мы и понятия не имели, да и были ли они тогда?). Нелёгкая задача, доложу вам, приехать в нужное место в чужом городе, в чужой стране! Одно облегчение: никто сзади не клаксонит, не упирается нервно в бампер, когда я невольно делал что-то не так. Лишь раз, когда резко бросил машину вправо, боясь пропустить нужный поворот, заметил в зеркало, как американка за рулём задней машины укоризненно покачала головой.
Вдруг замечаю сзади помаргивание фар джипа. Раз, другой, потом ещё. Присмотрелся внимательно – ба-а, полиция! Явно требует остановиться. Хотя за что? Еду тихо, ничего вроде бы не нарушил. Неужели настучала американка, которую недавно подрезал? Оперативно же работают, дьяволы!
Останавливаемся, по советской привычке выходим из машины. Навстречу из джипа полицейский. Типичный американский коп, точь-в-точь как в кинофильмах, только чёрный. Естественно, без всяких просьб протягиваю ему права. Должен признаться, у меня были обычные российские права, единственным иностранным словом была надпись на краснойц обложке:
«Permis de conduire». Полицейский мельком их проглядел, вернул, что-то проговорил. Я не понял, переспросил. Теперь уже не понял и переспросил он. К нашей дружеской беседе присоединился Вова. Он был технически оснащен для разговора с американцем – имел электронный переводчик. Набираешь русские слова и на экранчике возникает английская фраза. Правда, из ответов Вова мог понимать лишь «йес» и «ноу». Всё-таки мне удалось выяснить главное – за что я был остановлен. Оказывается, мы находились на скоростной трассе и двигаться медленнее 70 км/час нельзя. Я стал объяснять, что мы пытаемся сориентироваться, что Вова не успевает прочитать названия улиц. Вова возражал, почему-то по-русски обращаясь к полицейскому:
— Да я-то причём? Я ему только стриты называл, я за скоростью не
слежу! –
При этом он энергично тыкал в карту пальцем, размахивал ею, видно было – ну возмущён человек! Наверное, такая дорожная картинка в Америке редкость, иначе с чего бы проезжавшие машины сбрасывали скорость и все сидящие в них заинтересованно поворачивали головы в нашу сторону? Мне было удивительно – что тут такого необычного? Ну. остановил машину гаишник, ну, беседует с водителем… Эка невидаль!
Наконец, беседа наша подошла к концу. Полицейский сказал «фоллоу ми» (следуйте за мной), сел в машину, поехал. Мы за ним. Настроение, конечно, паршивое. Ну взял бы штраф на мечте, зачем в участок тащить?
Минут через двадцать останавливаемся. Полицейский подходит к нам, улыбается, показывает рукой вперёд. А там недалеко громадная разноцветная надпись «Юниверсал студиос». Это ж он нам дорогу показывал!

— 10 —
Вова долго тряс полицейскому руку и всё повторял:
— Ну спасибо, братан! Не ожидал, не ожидал, спасибо! –
Вот таким был наш единственный контакт с американской дорожной полицией.

Встреча вторая
Мексика. Лесистая и гористая местность в районе Акапулько. Наша «Вольво» трясётся по щебенистой дороге. Я за рулём, Володя Лысенко отдыхает на заднем сиденье. Нас догоняет полицейский джип, тормозит впереди. Старший – настоящий мексиканец, чёрные глаза навыкате, смуглое лицо, густые усы. Второй какой-то весь белобрысенький, щупленький, типичный наш сержантик. Следует обычная процедура, мы уж к ней привыкли: загранпаспорта, визы, пермит (разрешение) на автомашину. Вопросы полицейского:
— Нарко? Армас? (Наркотики, оружие?) –
— Но, сеньор, но… — трясём оба головами.
Тем временем белобрысенький заглянул в бардачок, под сиденья, переместился к задней дверце. А там у нас сумка и в ней в боковом карманчике валюта на дорожные расходы. Я быстренько к машине, сую голову внутрь. Белобрысенький уже извлёк из сумки нашу заначку и вместе с ней возвращается к старшему. Я за ним как привязанный, не отрываю взгляда от рук. Старший принял пачку, тщательно пересчитал доллары, выдернул одну купюру, вторую, внимательно просмотрел их на свет. Взглянул на меня, спросил:
— Фальсо? –
— Ноу фальсо, оффисер! Тиз динеро из фром банко –
В самом деле, какие же они фальшивые? Самые настоящие зелёненькие американские рубли! Полицейский тяжело вздохнул, нехотя вернул мне пачку. Мы сели в машину, теперь впереди Володя, я сзади, и уехали. Едем, а меня грызёт беспокойство, уж больно неохотно возвращал доллары полицейский Я расстегнул сумку, вытащил пачечку и затолкал её в карманчик на штанине походного комбинезона. После этого беспокойство улетучилось.
Не так уж долго и проехали, как тот же самый джип лихо нас обгоняет, вновь тормозит. И что мне сразу не понравилось – только мы остановились, джип продёрнулся вперёд метров на десять и литшь тогда полицейские вышли из него. Старший поманил нас. Я хотел остаться, не за рулём ведь, но он требовал подойти обоим.
Опять та же процедура с документами. Объяснялся теперь Володя, я демонстративно не участвовал в разговоре. Тем временем белобрысенький двинулся к нашей машине, прямиком к задней дверце. Открыл её, начал там копаться – только зад торчпл наружу. Володя беспокойно поглядывал то на меня, то в сторону машины, он ведь думал, что деньги попрежнему в сумке. Он даже дёрнулся к машине, но старший сердитым окриком вернул его. Меня подмывало, конечно, сказать Володе, мол, не волнуйся, всё в порядке, но подумал – не надо говорить по-русски, лучше оставить ситуацию как есть. Молоденький обескуражено вернулся от машины, что-то сказал старшему, тот его отчитал. Вновь молоденький ныпнул внутрь «Вольво», долго там возился, наконец,
— 11 —
окончательно вернулся к нам. Короткий бурный диалог полицейских – и старший с досадой протягивает документы Володе. А сам смотрел на меня, я – спокойно на него. Безмолвный, из глаза в глаз, разговор:
— Что, не получилось, да? –
— Жаль, шлёпнуть вас нельзя, сволочей! –
— А ты думал, русские – лохи? Обуете их сейчас? –
— Ладно, твоя взяла. Только больше не попадайтесь! –
Уже садясь в машину, я не удержался, крикнул весело полицейским:
— Аста ля биста, сеньоры! _До свидания!).

Встреча третья
Пятый день торчим в Колумбии, в портовом городе Буэновентура. Ждём свою «Вольво», она должна прибыть сюда морем из Панамы. Из экономии ели одни бананы, бродили по городу с их связками на шеях, словно зулусы в Африке. Наконец, машина прибыла. Ринулись в порт. Володя направился к причальному пакгаузу, а я в контору оформлять документы. Возвращаюсь в порт. Справа тянется красивая чугунная ограда, слева ухоженный травяной газон. Народу никого, только на газоне валяется группа негров и мулатов.
Миновал их, иду дальше. Неожиданно, я даже нитчего не слышал, справа возникла фигура негра. И тут же в бок легонько ткнулось лезвие ножа. Уткнулось и замерло, негр спокойно идёт рядолм, ничего не говорит. А сзади кто-то захватил мне шею изгибом локтя, прижал к себе. И две чужие руки тут же нырнули в карманы моих джинсов. А там, в одном из них, лежали свёрнутыми в трубочку наши последние несколько сотен долларов.
Лишиться этих денег означало катастрофу, ведь впереди ещё Эквадор, кусочек Чили и почти вся Аргентина! Представьте – оказаться в глухой колумбийской провинции без денег! Ни поесть, ни поспать, ни заправить машину, даже позвонить невозможно. Да и кому звонить, о чём просить!? Нет, без денег оказаться было абсолютно невозможно! Не могу связно восстановить ход борьбы, помню, что лягался ногами как Киса Воробьянинов, старался попасть ботинком негру между ног. Своими руками зажал в карманах чужие. Последним свободным органом – головой – резко двинул назад, попал кому-то в лицо. А тот, я чувствовал это, рвал из моего кармана руку с зажатыми в ней долларами. Вся куча мала повалилась на землю. Каким-то непонятным образом задний – это был мулат- оказался передо мной, все мои усилия сосредоточились на одном – удержать в кармане его руку. Представляете, когда маленькая шавка вцепится вам в штанину? Вы её мотаете туда- сюда, она летает вслед за штаниной, но пасть не разжимает. Вот так же и я вцепился во враждебную руку. Всё это сопровождалось моим утробным рёвом и так помогающим в трудную минуту незатейливым русским матом! И внезапно я услышал свистки, крики, топот. От недалёкой конторы к нам бежали полицейские. Подбежали, вырвали из моих объятий мулата. Тот прячет руки за спину, а там скомканная долларовая мелочь. Успел-таки, гад, вырвать пару сотен! Я цап их у него

— 12 —
из руки! И в свой карман, полицейские не успели ничего заметить. Появился мотоцикл с коляской, мулата затолкали в люльку. Меня усадили на мотороллер – и тоже в участок.
Там уже допрашивали мулата. Один из полицейских немного говорил по-английски, ему я и изложил всю историю, даже показал – вот они, те самые доллары. Офицер протягивает руку – мол, давай их сюда.
— Зачем? – спрашиваю
— А это вещественное доказательство –
Ага, так я и разбежался! И я затараторил, мешая английским с зачатками испанского:
— Ноу, сеньор! Ми вэйтс май фрэнд ин пуэрто. Ай маст телефоун ауэ эмбоссадо ин Богота энд афтэ ви маст имиидэйт гоу ту фронтера –
Примерно эту абракадабру можно перевести так:
«Меня ждёт в порту мой друг. Сейчас я должен позвонить нашему послу в Боготу и затем немедленно мы должны ехать к границе». Уж не знаю, что произвело на офицера большее впечатление – может быть, слова «посол», «граница», а может быть, перспектива объясняться с этим тупым иностранцем на каком-то непонятном «воляпюке» _ только он был в явном замешательстве. Решив, что железо надо ковать, пока горячо, я решительно встал и, как писали в старых романах, «вежливо откланялся».
В порту меня ждал удручённый Володя. С нашей «Вольво» где-то в пути сняли номера. Вот скажите мне, зачем им номера нужны, без машины-то? Пришлось на куске картона крупно нарисовать этот самый номер и прилепить его скотчем к лобовому стеклу. И так нам опротивела Колумбия, что мы в эту же ночь, не дожидаясь утра, выехали действительно по направлению к границе. А с нарисованными номерами доехали аж до Кито, столицы Эквадора. Лишь там в мастерской нам сделали нормальные, металлические. Это была ещё одна, не предусмотренная бюджетом трата…

Метки:

Добавить комментарий

Мероприятия

  • Нет мероприятий

Календарь

<< Май 2018 >>
ПВСЧПСВ
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3