Уда выше Алыгджера. Автор Борис Иванов

20.02.2015

Шорт-лист конкурса «Полевой корреспондент-2015».

По результатам судейства — 660 баллов. Предварительное место — 4

Голосовать за эту работу.
29 оценок, среднее: 2,10 из 529 оценок, среднее: 2,10 из 529 оценок, среднее: 2,10 из 529 оценок, среднее: 2,10 из 529 оценок, среднее: 2,10 из 5 (29 голосов, средний балл: 2,10 из 5 максимальных)
Голосовать могут только зарегистрированные пользователи.
Загрузка...

Название заголовка требует расшифровки. Уда – это река в Саянских горах, в юго-западном углу Иркутской области. Алыгджер – небольшой посёлочек в этой горно-таёжной области.. Живут здесь тофалары – микроскопическая по численности народность. Их всего-то человек четыреста-пятьсот, и почти все они живут в Алыгджере.
Река Уда в этих местах – высшей категории сложности: мощные пороги, череда каньонов, водопады. Вот в это место мы и забросились в августе 1984 года. Состав группы оптимальный, плот с капитаном Юрой Гавриловым и мы – четвёрка катамаранщиков. Группа мобильная и удобная при страховке. В сложных местах экипажи поочерёдно страхуют друг друга, правда, плотовщики – только с берега, не с воды, но всё же, всё же….
Заброска к месту старта была многоступенчатой: поездом из Омска в Нижнеудинск, оттуда спецрейсом (это означало двойную цену) на У-2 через перевалы до Алыгджера и потом ещё вертолётом в верховья реки…

Улетел вертолёт и началось наше собственное дело. А начинается оно, как всегда, со строительства. Катамаранщикам легче, разборную металлическую раму мы притащили с собой. А плотовщикам надо найти подходящие сухие деревья, притащить их, ошкурить, подсушить на огне и уж потом вязать раму. Да ещё соорудить греби – тяжелые и длинные, до пяти метров. Как назло, испортилась погода, испортилась капитально. С вечера заморосил холодный дождь, а ночью пошел снег, плотный и сырой.
Мы проснулись от пушечных выстрелов – это под тяжестью снега ломались лиственницы. Стоит-стоит, гнётся-гнётся – и внезапно тр-рах-х! — лопается посредине. До утра не спали, боялись, что рухнет какая-нибудь на палатки и придавит всех. Бог миловал, обошлось. Но следующий день был испорчен абсолютно. Всё вокруг сырое, земля покрыта снежной кашей, в воздухе водяная взвесь. Сыро, холодно, противно!
Кто-то из плотовиков предложил: километрах в полутора-двух должно быть зимовье, можно пойти туда на ночёвку. Пошли не все, часть группы осталась на месте. До избушки мы добрались уже в сумерках. Нарубили дров, затопили железную печурку – и через час полная компенсация всех мытарств! Печка раскалена докрасна, широкие полати застелены спальниками, горит на столике свеча, пар над кашей, в руках кружка с «чой-чоем» — это горячий сладкий чай, в который для профилактики добавлено немного спирта. По рации связались с оставшимися в лагере ленивцами, рассказали, как шикарно устроились. Ленивцы натужно бодрыми голосами отозвались: мол, у них тоже всё хорошо и уютно, и они нисколько нам не завидуют. Ну-ну….
Сплав шел своим чередом. Это означает, что по четыре-пять часов лазаешь по скалам, высчитываешь и запоминаешь траекторию движения катамарана в порогах. Потом 10 – 15 минут работы веслом до изнеможения затем тягучая и долгая страховка плотовиков с воды.
Теперь должен представить экипаж катамарана. Во-первых, наш постоянный многолетний капитан Валерий Ермаков. Для всех он всегда и в глаза, и за глаза просто Ермак. Он, наверное, и похож на легендарного Ермака (между прочим, родом наш Ермак с реки Урал – бывшего Яика): неторопливый, грузный, с глубоким басом. А смеётся
— 2 —
неожиданно высоко и очень тоненько. Ермак любит историю и иногда на досуге просит меня:
— Палыч, расскажи что-нибудь –
— Что же рассказать-то? –
— Из Древней Греции что-нибудь. Или про фараонов –
Ещё – Женя Гаврин. Самый молодой из нас, в экипаж пришел недавно, так что пока он ещё «зелёный». Я – единственный обременённый немалой семьёй. Среди солидных плотовиков такие дядьки встречаются, а у безбашенных катамаранщиков это редкость. Четвёртый Слава Максимов, ортодоксальный хранитель и почитатель неписаного кодекса катамаранщика. Кодекс этот прост для запоминания и трудно выполним в деле. Заповедь первая : при перевороте не смей бросать весло, держи его хоть зубами! Без весла ты на катамаране бесполезный и даже вредный груз. Конечно, мы берём одно-два в запас, но если при каждом перевороте их терять – сколько же понадобится вёсел?! И заповедь вторая – на берег выходишь только вместе с катамараном – и никак иначе!
На одном из порогов, как обычно, произвели разведку. Ермак подытожил:
— Идём вдоль левого берега. Возле во-о-н того треугольного камня стреляем
вправо, делаем боевой разворот и прячемся «в тень» —
«Тень» — это место за большим камнем, где вода несколько успокаивается, там можно постоять, передохнуть. Правда, попасть «в тень» с потока удаётся далеко не всегда. Всё шло по плану, пока мы не начали пересекать струю. И откуда только она взялась, это чёртова «бочка»? Как же мы её при осмотре не углядели? Опять должен пояснить: «бочка» — очень неприятное место на воде, дружно нелюбимое всеми водниками. Это натуральная яма в воде. Попав в неё, можешь бесконечно болтаться здесь полупритопленным. Только дышать её водовоздушной смесью невозможно.
Вот в такую «бочку» катамаран и влетел лагом, мы совершенно не успели среагировать. И, естественно, перевернулись. Всё-таки повезло, выплюнуло нас на поверхность уже за «бочкой». Осматриваюсь. Впереди в пяти метрах катамаран. Ниже за камень уцепился Слава Максимов, целится поймать катамаран, когда тот подойдёт поближе. Перед катамараном мелькает синяя каска Ермака, а Женька – вот молодец! – уже лезет на плавсредство. Вторая заповедь требовала от меня рвануть за катамараном и догнать его. Но как же не хотелось этого делать! Берег-то вот он, рядышком, пять-шесть гребков – и ты в безопасности! Да и катамаран не беспризорный, Женька уже на нём, Ермак и Максимов сейчас подоспеют – вполне достаточно, чтобы зачалиться! В общем, оправдание нашлось и я рванул к берегу. Выбрался из воды, вижу: катамаран с обречённо цепляющимися за него Женькой Гавриным втягивается в следующий порог. И мы трое беспомощно смотрим ему вслед с берега.
Выручили плотовики. Им удалось добросить до Гаврина страховочную верёвку. За неё катамаран и вытянули на берег.
Тягостная в лагере была вечером атмосфера, даже смотреть друг на друга не хотелось. Ведь бросили, бросили…Плотовики деликатно обходили эту тему. Когда кто-нибудь из них пытался заговорить о перевороте, Юра Гаврилов решительно пресекал:
— Ты лучше подумай, как мы завтра этот порог проходить будем!
— 3 —
А катамаранщики сами разберутся –
Сплав продолжался своим чередом. Мы уже не небрежничали, разведку делали тщательно, пороги проходили зло и слаженно. Уже близко к окончанию маршрута встретилось препятствие из тех, где даже самый точный расчет не даёт гарантии успешного прохождения. Крутой и длинный язык слива упирался в каменную стену, и перед ней на ширине 3-4 метров клокотала отбойная волна.
Наконец, мы решились – идём! Постараемся сделать всё тютелька в тютельку, ну а дальше – уж как карта ляжет. Сосредоточенные, молчаливые, плюхнулись на свои места на катамаране. Сзади напряженный голос Ермака:
— Готовы? –
И через секунду:
— Пошли-и-и! –
Не повезло… Удар отбойной волны был такой силы, что катамаран встал абсолютно вертикально, так конь на всём галопе внезапно встаёт на дыбы. Задние сразу ушли под воду, не было видно даже касок, а катамаран, секунду поколебавшись – словно раздумывал, куда же ему валиться – аккуратно и неотвратимо опрокинулся через корму.
Вновь ощущать время я начал уже под водой. Так, весло! Прижимаю его к себе, чтобы не вывернуло из руки потоком. Открыл глаза, ищу катамаран. Что-то тёмное мелькнуло над головой. Надо заметить, что ориентироваться под водой довольно затруднительно, струи постоянно крутят то головой вверх, то ногами, да и где верх, а где низ соображаешь далеко не сразу. Я вытянул свободную руку, потянулся и достал это мелькнувшее тёмное. Достал и успокоился: сейчас вода вытолкнет катамаран наверх, с ним и я всплыву.
Действительно, резко и сильно потянуло вверх, к светлеющему через воду небу. Да так сильно, что я почувствовал, как из моего сжатого кулака выскальзывает то, за что ухватился. В голове одна мысль – держать!
Не удержал. И сильно загрустил. Сколько до поверхности – неизвестно, а воздух в лёгких на исходе. Карабкаюсь вверх из последних сил. Наверное, лишь за мгновение до того, как рот раскрылся бы сам собой в попытке глотнуть, голова пробила, наконец, водное покрывало. Судорожно, взахлёб хватаю воздух. В глазах чёрные и красныё круги. Наконец, осмотрелся. Катамаран недалеко. На него ползёт Максимов, рядом пыхтит Ермак. В несколько гребков догнал их.. С трудом удерживаясь на перевёрнутом катамаране, лихорадочно гребём к берегу, мимо беспомощно толпящихся на берегу плотовиков. Краем глаза успел заметить, как они страховкой вытаскивают неподалёку из воды Женьку Гаврина.
Удалось зацепиться за берег крохотного заливчика под отвесной стеной. Сверху по верёвкам спустились плотовики, тут же развели костёр, мы развесили одежду для просушки. Ермак в одних трусах грелся у огня и задумчиво рассматривал растянутые на коленях гидроштаны:
— Где же это я гидроштаны порвал? Вроде ни за что не
цеплялся! — он просунул кулак в дыру, что образовалась возле самого паха. И тут меня осенило: да ведь не за катамаран уцепился я в воде – за гидроштаны Ермака! Ну и лопнула резина, не выдержала. Юра Гаврилов тут же попенял Ермаку:
— 4 —
— Говорил ведь тебе, не будь таким большим и толстым.
Тогда бы Палыч не принял тебя за гондолу…
Ермак отбивался:
— Да я Палыча не виню. Только место неудобное, вряд ли
удастся хорошо заклеить, придётся новые покупать.
— Палыч, с тебя в Омске коньяк за ущерб! –
Тут подал голос Слава Максимов:
— Обнаглел ты, Ермак. Не Палыч тебе – ты ему коньяк должен поставить
— Почему это? –
— А ты представь, что он ухватился бы на пять сантиметров выше…
Без чего бы ты сейчас оказался? Ты бы ведь не отпустился, Палыч? –
Больше переворотов в этом походе не было. А коньяк Ермак так и не поставил, зажилил.

Метки:

2 Responses to Уда выше Алыгджера. Автор Борис Иванов

  1. avatar
    A36PD 25.02.2015 в 20:26

    Не Арсеньев

Добавить комментарий

Мероприятия

  • Нет мероприятий

Календарь

<< Сен 2018 >>
ПВСЧПСВ
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30