Приключения офисного «планктона» на склонах Эльбруса. Автор Каримуллина Миляуша

20.02.2015

новый-1

Шорт-лист конкурса «Полевой корреспондент-2015».

По результатам судейства — 670 баллов.

Предварительное место — 3

Голосовать за эту работу.
34 оценки, среднее: 3,29 из 534 оценки, среднее: 3,29 из 534 оценки, среднее: 3,29 из 534 оценки, среднее: 3,29 из 534 оценки, среднее: 3,29 из 5 (34 голосов, средний балл: 3,29 из 5 максимальных)
Голосовать могут только зарегистрированные пользователи.
Загрузка...

 

5642 – цифры в памяти всегда!
17 нас, вокруг Кавказ…

или приключения офисного «планктона» на склонах Эльбруса

Душою и сердцем все там же в горах
Живу, обитаю я в облаках
О солнце, о штурме, о ледниках
Сны снятся ночами, как бы ни так!
Вершина, обвязка и ледоруб
Оставили шрамы на сердце, а вдруг?
Смогу оказаться я снова и вновь
Там на вершине среди облаков?
И связка родная не подведет
И в бурю, и в шторм непременно спасет!
новый-2
День 1. Встреча в Пятигорске.

Встреча всех участников восхождения была назначена недалеко от вокзала в Пятигорске.
Подъехав на машине, мы подошли к группе людей с рюкзаками, активно разбирающих ледорубы с обвязками и примеряющих кошки на свои горные ботинки. Именно в этот момент «запахло» горным походом: несмотря на то, что сборы заняли продолжительное время, даже накануне, в самом Пятигорске, не ощущалось, что вот-вот мы начнем покорять высочайшую вершину Европы — Эльбрус, хотя разум догадывался об этом…
Осмотрев всех лишь одним взглядом, я уже поняла, что моя физподготовка оставляет желать лучшего. Об этом мне явно намекали, как минимум, мышцы ног будущих покорителей.
Сев в машину, мы поехали навстречу горным хребтам по живописному серпантину. Виды были настолько восхитительно ошеломляющими, что в голове просто не укладывалось, как в такой красоте живут люди, каждый день, любуясь этими ландшафтами. Мы в спешном порядке достали фотоаппараты и начали снимать местных жителей, кавказских упитанных коров, ослов и скакунов, леса, скалы, ущелья, горные реки, так усердно пробивающиеся сквозь завалы камней. Но фототехника отчаянно не хотела передавать всю ту мощь, все те высоты, которые открывались нашим взорам.
Инструктор, который ехал с нами в машине, начал знакомить нас с горами главного кавказского хребта, называя каждую вершину по имени. Эти названия особо даже не запоминались, потому что глаза на подсознательном уровне выискивали среди этих высот тот самый «двуглавый вулкан — пятитысячник». За всю долгую дорогу нам удалось лишь один раз мельком взглянуть на величественную снежную вершину, скромно выглядывающую из-за других хребтов. И эта первая встреча отчетливой картиной зависла в памяти.
Наконец мы прибыли в гостиницу «Шамик», хозяин Раджиф принял нас очень гостеприимно, «по-кавказски». Дождавшись остальных участников, мы двинулись на поляну «Азау» трапезничать. Всегда особой симпатией пользовалась кавказская кухня, отпечаток наложило прошлое путешествие по Кавказу, а именно по его «горячим точкам». Поэтому меню мы взяли в руки в предвкушении отведать вкусное национальное блюдо. Однако увиденные цены заставили нас с грустью вспомнить «равнинные цены и равнинную кухню».
В ожидании своего заказа, мы непрестанно любовались альпийскими склонами и местным колоритом. Трамвайчики один за другим поднимались по канатной дороге по склонам Эльбруса. Наконец заказ на столе. Отведав свежеприготовленный шашлык и лагман, мы уже забыли о ценах, целиком и полностью поддавшись вкусам данных блюд. Остались сытыми и довольными, о ценах напомнила лишь сумма счета, промелькнувшая перед глазами.
Вечером нам сообщили, что на завтра ожидается акклиматизационный выход на Чегет… Но это завтра… А сейчас пора и отдохнуть в уютном номере гостиницы Приэльбрусья…

новый-4
День 2. Репетиция: «А не покорить ли нам Чегет?!»

Проснулись рано. Бодрящий горный воздух окатил прохладой сквозь открытое окно гостиницы. Солнце «повисло» на небе еще совсем недавно.
Выход был «на легке», поэтому собираться долго не пришлось.
На улице, я ни на секунду не пожалела о многочисленных слоях теплой одежды на мне. Однако, это оказалось преждевременным…
Эта акклиматизация была, своего рода, генеральной репетицией предстоящего похода. Поэтому нас ожидало первое знакомство с треккинговыми палками на практике. По дороге на Чегет они были абсолютно бессмысленными, однако потом ходьба без них казалась уже совсем неполноценной.
Итак, начало восхождения на Чегет…
Первые шаги пролегали по очень крутому подъему. Это было невыносимо и неожиданно одновременно. Ни тело, ни разум не были готовы к таким шагам. Тогда напрягало абсолютно все: слои теплой одежды, сбитое дыхание, забитые мышцы и даже то, что мой отпуск проходит в таких условиях, а не на золотистых песках пляжей Турции. Но что-то схожее с банальным пакетом «All inclisive» было… Действительно «все включено», чтобы добить себя. А ведь завтра будет то же самое, но уже с тридцатикиллограмовым рюкзаком за спиной. Начали появляться первые мысли об отступлении, восхождение на Эльбрус не было мечтой и не было целью. Это непередаваемые ощущения и винить, кроме себя самого, некого. В тот момент мелькали мысли: не Эльбрус, так Чегет, главное, что покоренный. Все же, можно ли отказаться за один час от того, к чему ты шел больше года? Да, можно!
Уже тогда выявились «аутсайдеры», которые шли в самом конце, вместе со мной. Они то и внушили мне, что женщины — пол сильный и выносливый, и принятие решения я отложила на потом.
После глотка горячего чая, мышцы уже размялись, дыхание восстановилось и стало гораздо легче идти вверх. Я начала наслаждаться окружающими красотами: альпийскими лугами, родниками, разнообразием растительных, горных и снежных ландшафтов, ослами и лошадьми, пасущимися на склонах. Особенно милыми были ослики.
Тогда очень впечатлила гора «Донгуз-Орун» (4454 м.) и ее ледник «Семерка». Очень величественно, красиво и технически сложно для восхождения. По дороге не раз встречались таблички с надписью «Пограничная зона. Проход по пропускам», за склонами располагалась уже Грузия.
И вот мы дошли до конца второй очереди канатной дороги. Дошли! То, что ты еле-еле идешь вверх, когда можно воспользоваться «канаткой», увы, является отягощающим фактором.
Здесь располагалось кафе с невероятным видом на Эльбрус. Вид действительно был потрясающий, панорамный. Среди главного кавказского хребта Эльбрус был очень внушительным. И размерами, и высотой.
Было очень много интуристов, русских меньше однозначно. Встречались немцы, поляки, англичане, но «шпрехающие» преобладали. И что вселяло еще больший оптимизм, то что они все и всем улыбались, здоровались и были очень активны, причем возраст многих из них переваливал за 50.
Мы продолжали набирать высоту… Вдруг стал доноситься достаточно объемный звук, словно колеса поезда стучали по шпалам. Это был камнепад. Несмотря на то, что все происходило на горе напротив нашей, Чегета, это было мощно. В такие моменты действительно задумываешься над ничтожностью человеческой фактуры перед самой природой. С самой вершины несколько камней пролетели до подножия, среди них был даже один весьма внушительных размеров. Клочья «горной пыли» зависли в воздухе. Мы пошли дальше. Альпийские луга уже сменились на «каменные поля» коричнево-охристого окраса. Уже чувствовалась высотная прохлада.
И вот до вершины остались всего лишь метры по вертикали… Стоим на обрыве. Внизу — поляна Азау, перед нами еще более замечательный вид на Эльбрус, справа скала с именами погибших под лавиной, слева — огромные завалы камней, ведущие на вершину. Настоящая горная характеристика: красота, высота, память о павших. Добавить нечего.
Сил уже не оставалось. Но мы дошли. Это было для большинства из нас первым покорением. Да, это не Эльбрус, не пик Ленина, не Эверест, это Чегет — первая покоренная вершина!
Привал, перекус, фотографии….
Почему-то большинство людей считают, что спуск легче, чем подъем… И убедить их в обратном весьма сложно. Мы начали спуск. Каждый ощутил, что спуск гораздо тяжелее. На него просто не было сил, да и мышцы нагружались другие.
Канатная дорога уже была закрыта. Солнце начинало садиться. По склону огромное стадо баранов направлялось домой.
Пробивающаяся родниками вода дарила нам живительную влагу. Но тело уже давно кричало «критический заряд аккумулятора». Последние метры давались очень тяжело. Руки передвигали ноги, за ногами подтягивалось туловище.
Спустились. Не хотелось ничего: ни кушать, ни пить, а лишь дойти до номера и рухнуть в кровать.
Завтра ожидала нас долгая дорога и нужно было окончательно собраться, да и в душ сходить. Время перевалило за полночь.
День 3. Начало восхождения.

Проснулись еще раньше. Начались спешные сборы. Рюкзаки были неподъемные. И как идти с ними не укладывалось в голове.
Путь мы начали, откровенно говоря, «еле-еле». Я чувствовала себя вьючным осликом. Только вот рюкзак меня перевешивал и для спины моей этот груз оказался ну очень весомым. Причем, мой рюкзак был не самым тяжелым.
Начало пути пролегало через пастбище, дорога набирала хороший угол подъема, всюду из земли сочились родники. Немного прошли через лес. Это были последние деревья, которые мы видели на нашем пути.
С каждым шагом мы поднимались все выше и выше — нашим взорам открывалось все больше и больше красот.
Идти я больше не могла. Сделав шаг останавливалась, опираясь на палки. Этот отдых был весьма сомнительным, ведь остановку с грузом на спине отдыхом назвать тяжело. Через какое-то время траверса силы иссякли окончательно, даже между шагами требовалась передышка.
Перекус с шоколадным батончиком и несколько глотков воды вроде бы привели немного в чувства. И тут начался дождь. Проливной. Дождевики с ветровками не помогали. Все потихоньку начало сыреть. И вот именно в тот момент терпению пришел конец и возникли мысли о спуске вниз. Как оказалось, такая мысль посетила каждого, кто бредил вершиной Эльбруса.
Обеденный привал. Промокло все. Льет дождь. Все заволокло облаками. Просветами и не пахнет. Смешанные ощущения: ты уже до невыносимости устал, все вещи промокают, ты понимаешь, что ты не сможешь дальше идти и есть ли в этом смысл? Накатываются слезы, капли дождя стремительно летят в кружку с чаем, рюкзак одевать больно: на бедрах уже синяки. Принято решение дойти сегодня, а завтра, скорее всего, спускаться.
Дальше дорога вела еще круче. Без комментариев. Если бы после обеденного привала дождь не закончился, не знаю, писала ли бы я сейчас о следующих днях. Несмотря на полностью затянутое небо, ветер смог справиться с тучами и дождь прекратился. Вышло солнце. Стало жарко.
Под вечер разбили лагерь. Высота 3000 м. Недалеко обсерватория. Уже поменялся климат. Кровообращение нарушилось. Зябко.
Постарались максимально всучить дежурным наши консервы, дабы избавиться от лишних граммов.
На завтра планировался переход не столь длинный, поэтому было решено попытаться его пройти.
После ужина без особых усилий все заснули. Наступила звездная ночь.

новый-5

День 4. А мы все выше и выше!

С каждым днем подъем все раньше и раньше. Дабы адаптировать организм к ночному штурму вершины.
Но об этом еще рано.
Мы относились к команде тихоходов и поэтому должны были выйти раньше остальных.
После тяжелого дня за несколько часов, разумеется, полностью восстановиться не удалось. Да и рюкзак надевать на вчерашние синяки ощущение далеко не из приятных.
Одними из первых, позавтракав, мы двинулись в путь. Высота набиралась. Мы были вынуждены использовать солнцезащитный крем и надеть очки.
Последнюю растительность на нашем пути мы видели на месте нашего лагеря. Впереди одна морена — каменные пустыни. На пути встречались несколько горных озер. В расщелинах лежал снег.
На первом привале все начали впихивать друг другу именно свои сникерсы, ведь именно свои тяжелее нести. На равнине, к сожалению, таких законов нет. За камнями горностай шастал по чьей-то заброске (заброс продуктов и топлива на обратный путь дабы облегчить содержимое рюкзака). На одном из склонов велись поисковые работы, недавно были обнаружены останки со времен второй мировой. Мы были настолько высоко, что искатели казались муравьями среди завалов камней.
Вообще, на день сегодняшний был запланирован переход 600 м. по вертикали. Но, как известно, горные дороги не измеряются в метрах и километрах…
Началась очень крутая тропа вверх по сыпучке. Здесь нужно учитывать два фактора: летящий на тебя камень из-под ног впереди идущего и чтобы «наступаемый» тобой камень не потерял твое равновесие и не улетел вместе с тобой со склона. И вот вам сюжет: идешь по огромным глыбам камней вверх, круто вверх. Вниз лучше даже не смотреть. Тяжелый рюкзак тебя перевешивает. Каждый второй камень под твоим уверенным шагом начинает шататься. Сил уже давно нет. Далеко внизу на пробежке группа спортсменов (часа два-три ходу до нас), по всей видимости — лыжники. Шаг-привал, шаг-привал. И вот уже эти спортсмены с легкостью обгоняют тебя. Мораль: в здоровом теле — здоровый дух!
Высота 3600. Места для палаток ограничены. Кучкуемся. Рядом снежник. Ночью ожидается минус. На холме пограничники с автоматами.
Вечерний борщ был отменный. Здесь, на высоте, меняются многие ценности. Особенно вкусовые предпочтения.
После пары часов отдыха предстояли практические занятия в кошках, ледорубах. Учились зарубаться ледорубом в случае провала одного из связки в трещину. Слушали истории, о том, как люди проваливались в трещины и висели там вниз головой.
Основной принцип зарубиться — ледоруб при падении выше плеча вонзить в снег (лед). Особенно это неудобно делать левой рукой. Именно это у меня и не получалось. И я начала переживать о завтрашнем дне. Просто не ожидала таких особенностей на маршруте.
При каких-либо передвижениях в сторону туалета — за скалы, моментально на тебя направляется оптика пограничников. Постоянно «под прицелом».
Только к вечеру облака развеялись и «двуглавый» предстал во всей красе. Казалось, что до него осталось еще чуть-чуть, лишь перейти ледник. А вот противоположную сторону затянуло вплотную.
Вечер в окружении камней. На этой высоте дожди уже не идут. Конечности все также зябнут. Спим.

День 5. Переход по леднику.

Холодно. В этом есть плюс. Какой? Большая часть теплой одежды на тебе, а это значит — рюкзак легче. Да и некоторые продукты мы весьма любезно позаимствовали товарищам дежурным.
С лагеря нужно было совсем немного пройти по сыпучей морене вниз через «автоматных» пограничников к леднику. С вечера нас распределили по обвязкам. Наша была третья.
Надеваем кошки, крепим ледорубы к обвязке и карабины к связке. Вторая связка с готовностью отставала, и мы пошли вторыми.
Непередаваемые ощущения для глаз — это когда на высоте около 4000 тысяч метров прямые солнечные лучи, отталкиваясь от белоснежного снега, слепят прямо в твои зрачки, «ультрафиолетом». Моя горнолыжная маска со степенью защиты 2-3 не позволяла смотреть в сторону солнца вообще никак. Да кстати, это может привести к «куриной слепоте».
Пошли потихоньку. Необходимо было держать определенный интервал между впереди идущими и теми, кто позади. Да и опыта ходьбы в кошках особо ни у кого не было.
Связка. Это единое целое. Ты чувствуешь темп людей, идущих рядом. Тут действует принцип: один за всех, все за одного. Кто-то устал — стоим, кто-то ускорил темп — ускоряем. В этот момент мы чувствовали себя альпинистами.
Казалось, что пройти всего ничего. А мы все шли и шли. Хребты гор оставались позади нас. Впереди были лишь бескрайние снежные пустыни.
Под действием солнечных лучей и температурных факторов на ледниках образуются трещины. Они бывают открытыми и скрытыми. В первом случае необходимо их перепрыгивать, во втором, при провале одного вся связка должна зарубиться ледорубами и лежа удерживать провалившегося. Но это экстренный случай, и случается он не всегда. А вот открытые трещины на пути встречаются, да еще и не раз.
Подошли к первой трещине. Очень боялась перепрыгивать. Прыгнула, упала на «другом берегу», встала, отошла.
Тот кто уже перепрыгнул, страхует следующего, все на готове.
Остальные трещины перепрыгивались легче.
Периодически останавливались, чтобы глотнуть воды и увеличить слои антизагара.
Именно на леднике застала горнянка в полную силу. Многие сталкивались с головной болью в висках, в области макушки. Но здесь и голова болит по-другому: нижняя часть затылка просто разрывалась. Идти было все тяжелее и тяжелее.
После нескольких часов перехода первая связка уже остановилась на привал. И мы уверенно шли и думали, что сейчас ледник закончится. Но тут команда «СРЫВ», впереди идущий, а по совместительству мой муж проваливается в трещину. Все зарубились, я продолжала рассматривать какой-то пейзаж. Дошло и до «жирафов». И я аккуратно приняла горизонтальное положение, воткнула свой ледоруб, и с существенным перевесом меня накрыл рюкзак. «Терпящий бедствие» попытался выбраться самостоятельно, но ушел еще глубже-по пояс. Внизу были десятки метров глубины.
Провели спасательную операцию, прочистили трещину и пошли дальше. Эмоции зашкаливали. А ведь от полного провала спас рюкзак, тот самый, который отбивал все желание идти в горы. Да, на практике действительно оказалось так: «Тяжело в учении — легко в бою».
Перейдя через ледник, все дружно начали опрашивать провалившегося и делиться впечатлениями. И вот мы уже у подножия снежника Эльбруса. Оставалось еще немного до стоянки, но это «немного» было с резким набором высоты и еще более резким углом. Да и мы уже вдоволь находились. Поэтому последние метры по вертикали давались очень тяжело.
Наконец раскладываем лагерь. Кстати, в этот день мы еще и дежурили. Мы решили разделиться, кто-то готовил обед-ужин. Кто-то закладывал камнями и снегом палатку. Звучит невероятно, но от снега действительно идет тепло, да и продуваемость уменьшается существенно.
На высоте 4200 м. мы расположили штурмовой лагерь – базу, жить нам здесь предстояло до покорения вершины ну или до завершения похода. В этот день мы очень устали. Совершать какие-либо действия на этой высоте поначалу сложно. Встаешь — раскалывается голова, наклоняешься — головокружение и так любое действие. На следующий день планировался ранний акклиматизационный выход на высоту 5 000 м. Предстоит первая ночевка в снегу.

 
День 6. Акклиматизация на пятитысячной высоте.

Первое пробуждение при минусовой температуре. Со спальниками мы прогадали, но вылезать из них никак не хотелось. В этот день мы все еще были дежурными и с нас полагался легкий завтрак.
Изумительный рассвет. Солнечный диск, будто набирая обороты, все больше и больше освещал антрацитовые хребты. Казалось бы, столько всего великолепного было представлено на наше обозрение, но природа постоянно демонстрировала сногсшибательные виды.
Предусмотрительно набранная в котелки вода уже приняла другое химическое состояние. Крайне долго газовые горелки пытались растопить и вскипятить наше пропитание.
Перекусили, собрались, полностью экипировались и двинулись в путь. День был ясный. Многие альпинисты пошли на «акклем», особо ранние штурмовали уже вершину.
Ходьба в кошках казалась уже обыкновенной, ледоруб уже просто был влит в кисть руки, и лишь одна треккинговая палка выполняла опорную функцию. Необходимо было держать свой темп и не нарушать технику: шаг – выдох, шаг – выдох.
Без коротких перевалов не обходилось. Было тяжело, но организм уже привыкал к таким нагрузкам. Шли налегке, а гипоксия компенсировала отсутствие груза.
Дошли до скал Пастухова (4600-4800м.). Здесь уже разум отделяется от тела, горнянка начинает валить с ног. Основная часть группы пошла дальше, остальные занимались обдумыванием дальнейшего спуска или подъема. Кому-то не представлялось возможным даже встать, кто-то, проделав шаг – валился с ног. Здесь была своего рода стоянка для снегоходов и ратраков, которые пачками забрасывали на эту высоту туристов, альпинистов, горнолыжников и сноубордистов. Особо ленивых за нескромную плату мощная техника могла затащить и на 5000м., но только по-одному. Технике тоже тяжело.
Весь этот недолгий крутой акклиматизационный путь вверх выбил из нас все силы. Покорение западной вершины все больше казалось непреодолимым.
Взяв всю волю в кулак, я с инструктором все же пошла до ранее намеченной отметки. Уже покорившие вершину альпинисты на пятой точке мчались вниз, причем на такой скорости им уже нереально было бы остановиться с помощью ледоруба. Некоторые из них выбирали более быстрый и легкий способ — снегоход.
Солнце беспощадно светило и согревало своим теплом. Постоянно хотелось пить, воды уже почти ни у кого не оставалось. Огромное количество теплой одежды вот-вот должно было привести к тепловому удару. Альтиметр показал высоту 4960. По пути встретилась наша группа, которая уже держала путь в штурмовой лагерь. Мы же привыкали к этим метрам над уровнем моря и собирались духом для спуска.
Высота была внушительной. Много запрятанных хребтов открывалось с этой точки. Этот «акклем» выбил много сил. Кому-то казалось, что нужно было сразу дойти до вершины, так сказать еще «свежачками», кто-то хотел воспользоваться услугами снегоходов во время штурма, чтобы все силовые запасы оставить на покорение вершины. Но инструкторы нас убеждали в обратном, как оказалось, с высотой не могло быть все так легко и просто.
Втроем начали свой спуск. Снег стал рыхлым, превратился в кашу, идти было сложнее. Да и коленка окончательно разболелась, которая не давала покоя в последние дни. После обеда стали затягиваться облака, в одно из которых и мы попали. Видимость — хорошо бы метр, а то и меньше. Ощущение потерянности поглощало, знали только, что нужно идти вперед, а как долго даже не подозревали. Прошли скалы Пастухова, шли и шли, как выходили из одного облака буквально за несколько минут, удостоверившись в правильном направлении, попадали в другое. Сверху все приобретает иной вид, с ориентацией уже становится тяжеловато, к слову, свой лагерь мы нашли не сразу.
По всем раскладам этой ночью уже в планах было начать штурм. По прогнозам МЧС ожидалось ухудшение погоды. В неопределенности в завтрашнем дне пришлось раньше погрузиться в объятия Морфея, а вдруг стартанем?

День 7. Погода не пустила.

Со штурмом не получилось. Не в этот раз. Ночной туман решил отложить наше покорение на неопределенное время. Хотя некоторые альпинисты все же рискнули и ночью отправились на штурм, как выяснилось позже, штормовой ветер в этот день никого не пустил на вершину.
Вдоволь отоспавшись, кто-то пошел снова на скалы Пастухова, дабы окончательно «клемануться», большинство же решило побаловать себя малой цивилизацией и спуститься на станцию «Мир» (3800м.), где располагалась третья очередь канатной дороги и высокогорное кафе. Меньшая же часть участников восхождения решила остаться в лагере, в том числе и я.
В этот день нас осталось шестнадцать. Альпинист из Москвы, который весь путь шел впереди, на акклиматизации спокойно дошел до 5000 м. с утра был неузнаваем: речь отсутствовала, ноги вообще не шли – вот она гипоксия. Решено было его спускать.
Ночи в палатке уже начинали приедаться, было безумно холодно, по утрам из-за конденсата все становилось мокрым. Многие надеялись, что именно сегодня мы покорим и на следующий день спустимся в уже ставший родным Азау и Терскол. Мысли о теплом душе, мягкой кровати и привычной для нас жизни становились уже просто навязчивой идеей.
Кто-то из оставшихся продолжал свой сон, кто-то сушил вещи, а кто-то вступил в дискуссию при приготовлении обеда. Само зарождение спора походило на последствие горнянки, мнения участвующих, выражаемые «взахлеб» были явно ее симптомами.
Я же решила не тратить силы ни на подъем, ни на спуск, да и обувь окончательно не была сухой.
Дневное солнце было теплым и согревающим. Все моментально высыхало. Потихоньку начали возвращаться остальные. К вечеру погода ухудшилась. Определенно о завтрашнем штурме не могло быть и речи.
В этот день в наш лагерь пришла собака, которой было присвоено гордое имя Горняшка. Со всеми пообщавшись, вдоволь наевшись, она решила поселиться в нашем лагере. Ночью видимо окончательно замерзнув, она пробралась в тамбур нашей палатки и между вещей уснула. С утра под ее местом образовалась внушительная яма из растаявшего снега.

День 8. Жизнь в облаке.

Дневной свет сочился сквозь слои тента палатки, открыв глаза после очередной холодной и сырой ночи, было определенно понятно, что и в эту ночь погода не удалась…
Сегодня уже был настоящий «аншлаг» у облаков. Словно взбитые сливки огромными слоями они зависли на разных уровнях неба, будто безумно креативный сценарист нажал надолго кнопку «Пауза».
Альпинисты, расположившие по соседству свои палатки, поведали нам о предстоящей непогоде в ближайшие несколько дней. Чужие мысли о спуске начали проникать и в мою голову.
Просветов не было, а нервы сдавали.
Под теплом наших тел уже подтаял снег, спали мы будто в холмистом овраге. Каждую ночь спальники и одежда сырела. Каждое утро мое колено отказывалось сгибаться. К гипоксии организм уже привык. Да еще эта новость с плохой погодой…
Вдвоем мы решили сходить на разведку в приют, который располагался чуть ниже нашего лагеря, метров на 100-200, наивно полагая хотя бы ночи сделать теплыми и сухими.
Нулевая видимость совсем «разбушевалась». Буквально сделав несколько шагов от нашего лагеря, мы уже потеряли его из виду. Было очень опасно – кругом трещины, а мы без обвязки.
Недалеко от нашего лагеря располагалась база МЧС, в надежде разузнать о предстоящих перспективах мы двинули в их сторону. На двери висел большой амбарный замок, дорожка к базе была заметена снегом. Выяснилось, что данная высота опасна для организма, даже МЧСники меняются каждые 5-7 дней, чтобы не мучить себя.
У приюта «Мария» мы встретили группу молодых людей — альпинистов, скорее всего поляков, которые огорчили нас известием об отсутствии хозяина, который мог бы открыть нам жилье. Да и теплотой, по их словам, жилье не отличалось.
Спускаться в Азау было уже поздно и бессмысленно. Канатная очередь закончила свои рабочие часы. Еле-еле добрались до лагеря. Кто-то даже умудрился из иностранных альпинистов в эту облачность сходить на «акклем», но строго в связках.
Приближалась безысходность. Постоянные разговоры «надо валить, совсем все затянуло» доносились все чаще и чаще. Заряды на электронных книгах то ли от холода, то ли тоже от безысходности приближались к нулю. Вся теплая одежда была уже на нас, самые вкусные консервы и тушенка уже заканчивались. Да и в силах своих лично я была не уверенна. Даже не знаю, что было бы хуже: самой не дойти до вершины или из-за погоды… Прогнозы были не утешительными. Чтобы хоть немного влить ноту оптимизма начали играть в снежки, штурмовать «крепости», лепить снеговиков. И каждый надеялся, что вот-вот все развеется и нашим взорам вновь предстанет уже который день заплывший облаками двуглавый Эльбрус.

 
День 9. Кто куда, а мы до конца.

Дежа вю. Облака прописались на этой высоте? Да они непоколебимы, а вот моему терпению настал конец. Все бы ничего, да вот морозные ночи и неопределенность съедают весь настрой.
Трое сегодня решили спуститься, дабы освежиться цивилизацией. Среди них был мой муж, который долго уговаривал меня пойти с ним. Надежд на покорение не оставалось. Хоть они и собирались вечером вернуться. Я решила не тратить сил и бессмысленно надеялась на «свет в конце облачного туннеля». Да я и не понимала, как можно оказавшись в «теплом» месте с разнообразным меню, заставить себя вернуться в состояние «Зима. 4200 м. над уровнем моря. Гипоксия».
Оказалось, что сегодня были и покорители вершины, правда уже опытные альпинисты, которые вышли на штурм под утро. Услышав это, возникли противоречивые мысли. С одной стороны сожаление и обида, что мы не воспользовались шансом. С другой стороны этого времени на восхождение нам бы не хватило, да и погода сыграла бы не в нашу пользу. Пес Горняшка сопровождал восходителей до самой вершины, вернувшись в наш лагерь, довольно бодро себя чувствовал.
День прошел в режиме «ничего не деланья»: разговоры, беседы, загорали на снегу, кто-то спускался, кто-то поднимался. Пару раз слышали, что погода должна наладиться. Появился даже просвет, который буквально за несколько секунд затянулся.
После обеда окончательно разнепогодилось: ветер, снег. Канатная дорога работала до 3-х часов, скоро уже должны были вернуться наши с Терскола, часа 2-3 хода. Честно, после такого пути вряд ли я на следующий день была б в состоянии штурмовать вершину.
Долго не возвращались трое, покинувшие лагерь. Многие уже улеглись спать, мы же продолжали переживать. Дорогу затянуло облаками, да и в трещину могли угодить. Пытались связаться – безуспешно.
Наконец вернулись. Захватили даже с собой «кусочек цивилизации»: хлеб, салат, лимонад, кофе и немного теплых вещей. На нижних высотах было ясно и тепло. Альпинист, которого спустили из-за гипоксии, решил уехать домой.
Легли спать. От ничего неделания спать то особо не хотелось. Беседы плавно перетекли в палатки.

новый-6
День 10. Неужели?

Ясная ночь. Звезды в составе созвездий на расстоянии вытянутой руки. Правда, падают быстрее, не успеваешь загадать самое заветное желание – вершина, будь моей!
Радость переполнила нас в ожидании покорения. Засыпая, безумно мечтали, чтобы через пару часов нас разбудил громкий голос инструктора с боевым кличем «Подъем! На штурм!». От переполненных чувств наша палатка заснуть не могла долго. Эта ночь была особенно морозной.
«Барабанная дробь….» Подъем! Открываем глаза — ночь, темно! Да, именно этого ждали мы все эти дни и ночи. Хотя наверно и не ожидали, что все-таки настанет этот момент. Треккинговые палки, ледорубы и кошки уже вмерзли в снег. Дежурные кипятили воду. Мы в спешном порядке собирались. Шел первый час ночи.
Двое решили остаться в лагере.
Кушать, как всегда не хотелось, взяли с собой перекусы, термосы с горячим чаем, бутылки с водой. Оделись в несколько слоев. Было темно, надлобные фонари прикрепили на каски, и двинулись в путь. В след за нами побежал и пес Горняшка. Московское время 01:00.
О «лётной» погоде можно узнать еще и по шуму ратраков, усиленно поднимающих народ все выше и выше. Этот день ждали многие. Ратраки и снегоходы один за другим с толпами альпинистов с разных стран накатывали дорогу на пути к вершине. Другие толпами шли своим ходом, в этой темноте лишь огни надлобников освещали высоту наряду со звездами.
Было ужасно морозно. Термобелье, гамаши, сноубордические костюмы, куча свитеров, пуховики не помогали. Даже через шерстяные носки и горную обувь, рассчитанную на минус 20, мои нижние конечности уже не чувствовались. Как потом написал в одной статье восходитель, в эту ночь было -20, был август месяц.
За горизонтом уже начал выкатываться солнечный диск, наполняя небо холодным ультрамарином. Тень с восточной вершины лежала долго на хребтах южнее. Вид неописуемый, красота непередаваемая.
Шла я с самого начала умеренным темпом, правда колено болело еще сильнее. Из-за невыносимого холода останавливаться на перевалы желания не было. Уже скалы Пастухова. На них меня начала накрывать гипоксия. Причем довольно активно. Вода в бутылке превратилась в лед. Вся надежда была на гипоксен – средство от горнянки. Запив уже не совсем горячим чаем, я пошла дальше.
Пальцев ног я не чувствовала. В этот момент меня посещала одна мысль: если обморожение, главное не ног, а только пальцев.
Так «хреново» мне еще никогда не было. Вряд ли можно все передать одними лишь словами.
Высота 4800-5000 м. Светает. Пальцы отморожены на руках и ногах. Кровообращение нарушено. Всю выворачивает, даже после глотков воды. Каждый шаг дается через боль. Инструктор передает по рации другому, что меня накрыло. Перевал. Капли на термосе заледенели, крышка не открывается. Пью ледяную воду с бутылки. Идем дальше.
Выворачивает еще сильнее. Группы иностранцев проходят рядом, предлагая помощь. Эх, если бы мне в этот момент кто-то мог помочь… Выпила еще какую-то таблетку. Голова, теперь и она раскалывается. Мозг не соображает. Руки не могут открутить даже крышку. Одно желание, дойти хотя бы до 5000м. Хотя нет. Все это время я ненавидела себя за то, что я сейчас находилась здесь. Мне безумно хотелось в лагерь к мужу, или даже просто домой к маме. Хотелось «нарожать» кучу детей и никогда больше, никогда, не поддаваться желаниям на такие авантюры. Хотелось вычеркнуть это из своей жизни. Слезы накатывались. То ли от боли в ноге, то ли от безысходности, то ли от слабости, то ли от антизагарного крема, так стремительно сползающего в глаза.
Думаю, о том, какая дорога вела вверх говорить не стоит. Даже траверс был под резким уклоном. Было уже утро. Солнечное тепло начало согревать. Замершие конечности начали оттаивать, думаю каждый знаком с этим ощущением…
Высота 5100 м. Косая полка. Все предыдущее состояние только «цветочки». Кислородное голодание съедает весь запас сил. Ветер штормит, усиленно пытаясь сбить с ног каждого на пути к вершине. На этой высоте уже просто начинает вырубать. Садишься на привал и веки, словно каменные стены обрушиваются на глаза, уходишь в полную «отключку». Все бы ничего, да вот только находишься на краю обрыва, сорваться и улететь с крутого склона сущий пустяк. Не зря трещины на этих склонах называют «трупосборниками», туда уже за тобой никто не придет. Поэтому на следующих привалах я сначала зарубалась ледорубом.
Путь по косой полке огибал восточную вершину. Я шла за нашим восходителем из Ярославля, который был раза в два больше меня, укрываясь за ним от ветра. Шли мы еле-еле. Дышали часто-часто. Каждый шаг давался с большим трудом. Даже мою «спасительную стенку» ветер умудрялся пару раз валить с ног. Казалось, это не закончится никогда. Наша группа дожидалась нас на седловине. Я очень надеялась, что кто-нибудь решится свернуть обратно, многим было тяжело. Я с радостью составила бы этому человеку компанию. Ведь уже на этом этапе я просто не представляла, как идти обратно. Мы были обессилены. Еще большим демотиватором послужила дорога на западную вершину. Настоящий угол в 90 градусов, по-другому не назовешь. Тогда я поняла окончательно, больше идти не смогу – «The End». Было ужасно обидно, что я дошла до седловины, ведь чем меньше прошел, тем ближе путь назад.
Главный инструктор сказал мне: «Ты уже молодец, что дошла до седловины. Это уже покорение. Но я хочу, чтобы ты дошла до вершины. Попробуй. Всегда есть путь назад, не получится, отступишь».
Высота 5300 – 5642 м. Сейчас даже вспоминать это все не хочется, не то что описывать. Нехватка кислорода атаковала полностью. На этой высоте уже не знаешь, откуда найти кислород, чтобы вдоволь насытиться им. Здесь вырубаешься не на привале, а уже на ходу. Все больше ненавидела себя за это все. Какой же я была дурой, что не свернула назад еще на высоте 4600-4800 м. Шла я уже за восходителем из Хабаровска, шла чисто по звуку впереди идущих кошек, веки не поднимались. На больную ногу я уже не обращала внимания. Перевалы были частыми. Основная масса альпинистов уже спускалась с вершины.
На самом верху, ближе к вершине начинались веревочные перила, было очень круто и опасно. Одна женщина, схватившись руками за веревку, повисла над пропастью. Это действительно страшно. На ее месте может оказаться любой. Хотя перила эти поставили недавно. И нужно было постоянно перестегиваться между карабинами.
Шли мы особенно медленно. Но один мой шаг запомнился особенно. Наступив на больную ногу, видимо был задет нерв. Эта боль прошлась по всему телу, я даже вскрикнула от неожиданности и дикой боли. Именно тогда я оценила всю ситуацию. На эту высоту ни один вертолет не прилетит, пока дождешься его точно закоченеешь от холода. Оставалось лишь через силу и боль спускаться, либо на чьих-то руках, но это еще более не реально. Преодолев себя, я все же дошла до нее, до вершины. И вырубилась.
Западная вершина Эльбруса. 5642м. В этот момент никто не осознавал того, что высочайшая точка Европы покорена. Несмотря на плохую погоду на косой полке, на вершине погода была относительно ясной. Облачка улеглись на высотах под нами, было относительно солнечно, даже тепло. С вершины просматривалась замечательная панорама. Россия, Грузия…
Вершина объединяла людей разных возрастов, разных национальностей и стран. Объединяла общей целью. Познакомились даже с известным столичным фотографом, который на вершине был со сноубордом и с флагом Веры Брежневой.
Судорожно начали фотографироваться. Ведь с вершины необходимо уходить не позже 13:00, потом начинается непогода, нулевая видимость, что, несомненно, представляет опасность для жизни. Честно, было не до фотографий, хотелось улечься поудобней на вершине и вырубиться. Пугала до безумия дорога в штурмовой лагерь. Все силы были выложены на покорение. Осталось договориться с коленкой, чтобы дошла.
Путь домой. Радости особой никто не испытывал. Дорога обратно угнетала до безумия. Все были выжаты покорением. 12 часов ходьбы вверх в условиях гипоксии. Пристегиваться к веревкам мы не стали, лишь крепко зажав в руках, двинулись к седловине.
Да, спуск был быстрее. Но не для меня. Каждый шаг спуска посылал сигнал боли от колена к мозгу. Моей последней надеждой оставался спуск на снегоходе от скал Пастухова, но и до них нужно было еще доковылять. Спустились до седловины. На «косой полке» солнце заставило уже всех раздеваться, было очень жарко. Причем мазаться антизагарным кремом ни сил, ни желания не было. Темп мой был очень низок, приходилось всех пропускать вперед. Так как с вершины мы уходили почти последними, основная масса уже давно прошла это место, и альпинистов было уже не так много. Поначалу я шла с нашим земляком, который не хотел меня оставлять одну, но боль моя усиливалась, скорость снижалась и я пропустила его вперед.
Вот идешь ты по склону восточной вершины Эльбруса, по узкой тропинке, позади покоренная западная вершина, впереди сотни метров крутого спуска домой, а справа все тот же опасный склон, сорвавшись с которого темп твой однозначно будет ускорен, но в какую сторону будет направление просчитать невозможно. Эта мысль не покидала меня весь этот промежуток дороги. Ведь сделав всего лишь один ошибочный шаг, жизнь заканчивается именно на нем. Лететь долго, зацепиться не за что, ледорубом затормозить просто нереально, особенно на снегу.
Вот и «косая полка» пройдена. Группа альпинистов дожидалась своих ребят. Они сообщили, что уже все снегоходы и ратраки спустились вниз. Все заволокло облаками. Видимость нулевая. Впереди ожидал меня крутой спуск. Как только я не ухищрялась ускорить его. И пыталась на пятой точке, и траверсом, но на этом я лишь теряла время.
Спускалась я сильно хромая, иногда даже просто волоча за собой ногу. Доходило даже до того, что я просто ее переставляла руками. Все это происходило на черепашьих скоростях. Все безумно угнетало.
Время словно остановилось, или кто-то его замедлил. Казалось, это не закончится никогда… Ощущение полной потерянности и безумной боли. Почти каждый проходивший рядом предлагал помощь. А я даже не понимала, в том ли направлении держу путь.
Дошла я часов в 6 вечера до штурмового лагеря. Все восходители уже приступили к последней ночи в палатке. К ним присоединилась и я.
И только оказавшись в спальнике, между уже спящими казанскими восходителями, я поняла, что сегодня, я покорила самую высокую точку Европы – Западную вершину Эльбруса. Правда, ощущения радости долго не продлились, закрывшиеся веки унесли сознание в крепкий сон.

новый-7

День 11. А вот и сказке конец!

Утро. Подъем! Начинаются сборы для спуска. На этот момент, условия эти уже приелись, поэтому собираться долго не пришлось. Через пару часов от нашего штурмового лагеря остались лишь следы от палаток.
Одевшись по привычке «высотно» начали спускаться к станции «Мир». Шли без кошек, словно босиком. Шея постоянно «разворачивала глаза и память» в сторону двух вершин.
С каждым шагом вниз становилось все жарче и жарче. И вот, третья очередь канатной дороги. Быстро погрузившись в кресло, в объятиях рюкзака, я понеслась на встречу к горячему душу.
А великолепные виды все продолжали и продолжали открываться перед нами.
Вокруг ходили «белые» люди, совсем только из цивилизации. Погрузились во вторую очередь, здесь уже были кабинки. Зелень на склонах начала резать глаза. Только сейчас поняли, что все это время мы находились в окружении снегов, забыв уже яркость и сочность зелени.
Невольно постоянно оборачивалась назад. «Двуглавый» внушительно осев на кавказских хребтах, словно тоже провожал нас взглядом. 10 дней, а мы уже не можем оторваться друг от друга. Да, это была любовь с первого взгляда. А сейчас, приходит осознание, что еще и на всю жизнь. Да, так бывает!
Первая очередь канатной дороги – мы уже на поляне Азау. Эльбрус уже скрылся из виду. Ощущение грусти об окончании всего этого приключения не покидало меня.
На Азау все по-другому. Наша группа явно выделялась от простых туристов: теплая одежда, обгоревшие носы, иной взгляд.
Мы кинулись в знакомое кафе, от радости заказы у всех состояли из нескольких блюд, кто-то уже начал отмечать восхождение…
Горячий душ. Все соскучились по воде настолько, что через час воды горячей не было по всей гостинице.
Вот и мы стали простыми вымытыми людьми. Группа осталась на день в Терсколе. Самолеты и поезда должны были забрать их чуть позже. Ну а наша «казанская палатка» двинулась в путь.
Прощались долго, ведь абсолютно чужие и незнакомые люди за все это время стали одной семьей. Ведь именно их мы теперь знаем лучше, чем друзей детства.
Как ни крути, а кавказское гостеприимство заставляет возвращаться снова и снова.
Обратная дорога была уже гораздо быстрее… Глаза пытались сфокусироваться на этих красотах, а разум понимал, что путь лежит в сторону равнинной Казани. Видами нельзя было насытиться, даже осматривая их «взахлеб».
Нет, это не 2000км. от Казани. Это другая планета!

новый-8

Эпилог

Меня часто спрашивают, почему все уезжают на юга, на моря, а я ищу способы перезимовать лето? До недавнего времени я и сама не могла ответить на этот вопрос. А на деле оказалось, что у каждого юг свой: южный склон Эльбруса, южный Урал с морем снега и облаков, с каменными пляжами, с отелями не 5 звезд, а миллионами миллиардов созвездий.
Зачем же люди ходят в горы?
В обычной жизни все мы являемся кем-то: отцом, матерью, дочерью, сыном, юристом, кладовщиком, директором. Будни надевают на нас статусные маски, причем несколько за день.
А теперь представьте себе такие места, где ни одну из этих масок брать собой не надо, где статусы никого не волнуют, даже тебя самого, где в миг весь широкий перечень потребностей сводится к минимуму: еда, вода, сон. Именно здесь, и нигде иначе, ощущения всей ничтожности человека перед самой природой. Это горы, а им абсолютно все равно кто ты: программист или дизайнер, с начальным или двумя высшими образованиями, с влиятельными связями или с тройкой по алгебре. А как важно все это в повседневной жизни? Да никак, всего лишь наши иллюзии…
Горам все равно кого засыпать лавиной, кого пустить на вершину, а кого смахнуть со склона в трещину, окутав теплым снежным одеялом до прихода спасателей.
В них больше чувств и души, чем в любом из нас. Они никогда ничего не делают ради выгоды. Они открыты на всеобщее обозрение и кристально чисты. На них можно положиться – они тверды нравом и абсолютно непоколебимы. Они дружат с солнцем и луной, триллионы светил освещают их вершины. Они служат домом для птиц, растений и животных.
И это все горы, каменные великаны!
Что дало мне это восхождение? Новую жизнь. Новые взгляды на мир, новые знакомства. Хочется порой «распечатать» память и вновь увидеть все те красоты, до сих пор казавшиеся инопланетными.
Ведь и тысячи фотографий не заменят и одного взгляда на то, что мы видели. ©
Да, было очень сложно! Но, в этом то и весь драйв. Если бы все мне далось гораздо легче, вряд ли это было бы моим достижением! Горы делятся с каждым восходителем своей твердостью и одухотворенностью. Ведь побывав однажды здесь, все мысли и цели связаны только с горными видами.
Так вот, в горы ходят, чтобы побыть наедине собой, чтобы полностью познать себя и на 360 градусов повернуть свой угол зрения на бытовые проблемы, которые так стремительно затягивают нас на равнине.
Вы только представьте, какие скрытые возможности человека открываются в условиях, лишенных комфорта. Когда явления природы, не поддаются ничьей власти. Хотя сидя на рабочем месте, все эти приключения кажутся сверхъестественными для обычного человека. А на деле все оказывается реальным.
Шаг за шагом мы приближаемся к своей цели. Здесь важны терпение и сила воли. Если бы не психологическая и моральная поддержка совершенно чужих на тот момент людей, были бы отступления еще в самом начале похода. Это такое счастье обрести друзей, которые способны заставить поверить в себя, чтобы ты взял и перевернул весь собственный мир и оказался на вершине.
Ведь человек на вершине горы не упал туда с неба. © Это путь, который пройден каждым по-своему. Несколько недель с тяжелым рюкзаком, постоянный траверс вверх, ночевки и дневки в снегах, гипоксия — в конце концов, вознаграждаются просто «шедевриальными» видами. Антрацитовые хребты, цветущий рододендрон на альпийских лугах, зависшие облака, загар на снегу, звезды на расстоянии вытянутой руки, покоренная вершина, снежные пустыни, ручьи, пробивающиеся из ледников – все это отражается не только в глазах, но и надолго оседает в памяти. И это того стоит!
«Вы хорошо помните две недели своей жизни? А две недели с нами вы запомните на всю жизнь!» — именно этими строками начиналось описание нашего тура. Команда альпинистов действительно выполнила это обещание. Более того, эти две недели не просто запомнились на всю жизнь, они полностью наполнили каждого из нас.

новый-9

Вершина, шаг-под нами бездна…
Вокруг застыли облака,
А на равнине так не интересно
Здесь хочется остаться на века
И жизнь прожить под солнцем и луною
Под звездами, что столь близки душой
На высоте зависнув белоснежной,
Пройти весь путь наедине с собой!

Метки:

4 Responses to Приключения офисного «планктона» на склонах Эльбруса. Автор Каримуллина Миляуша

  1. avatar
    Maks 25.02.2015 в 20:11

    Хочу на Эльбрус!

  2. avatar
    A36PD 25.02.2015 в 20:28

    Очерк понравился, автору СПАСИБО!

  3. avatar
    indzer 26.02.2015 в 22:03

    захватывает!

  4. avatar
    dulsinta 13.03.2015 в 14:25

    Задорно, оригинально и с юморком) Автор — молодец!

Добавить комментарий

Мероприятия

  • Нет мероприятий

Календарь

<< Июл 2018 >>
ПВСЧПСВ
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5